среда, 3 марта 2010 г.

Эволюционные предпосылки депрессии

Если депрессия и имеет эволюционные предпосылки, то они не лежат на поверхности. Депрессия делает людей склонными к суициду, снижает их интерес к занятиям сексом, все это не способствует выживанию вида. Но два эволюционных психолога выдвинули гипотезу, что депрессия имеет целью усиление ментальных способностей. Уныние позволяет сфокусировать мозг на возникшем конфликте и готовит его к принятию наилучшего решения.
В статье Depression's Upside, опубликованной в журнале New York Times, разъясняется, что вентролатеральный префронтальный кортекс (VLPFC) является частью нашего мозга, которая контролирует внимание.
Ряд исследований указывает на возрастание активности мозга (измеряемой косвенно по интенсивности кровоснабжения) в VLPFC у пациентов, находящихся в состоянии депрессии. Несколько позднее была опубликована статья нейрофизиолога из Китая, обнаружившего всплески в функциональных связях между латеральным прифронтальным кортексом и другими частями мозга у пациентов в состоянии стресса. Более глубокий стресс приводит к повышению префронтальной активности. Наиболее разумным объяснением этого является то, что гиперактивный VLPFC лежит в основе контроля процесса сосредоточенного размышления, позволяет людям оставаться сфокусированными на единственной проблеме. Нам часто недостает способности глубоко сфокусироваться, а нейрофизиологические процессы, протекающие при депрессивном состоянии, позволяют повысить глубину сосредоточения.

Поэтому, если вы находитесь в депрессивном состоянии, ваш мозг переходит в режим тотальной сосредоточенности и позволяет продолжительное время размышлять над насущной проблемой, не отвлекаясь на пустяки.
Подавленное настроение и активация VLPFC являются частью "координирующей системы", которая, по словам Andrews и Thomson, существует для "специфической задачи - эффективного анализа комплекса жизненных проблем, которые и вызвали депрессию". Если бы депрессии не существовало, если бы мы не могли реагировать на стресс и травму глубокой задумчивостью, то, наиболее вероятно, наши шансы на выживание сильно бы понизились. Мудрость не дается дешево, и мы расплачиваемся за нее нашей болью.

Не все соглашаются с подобным позитивным объяснением существования депрессии, во многом из-за того, что существуют различные типы депрессии, благодаря одним из них решаются проблемы и сложные задачи, из-за других люди годами находятся в подавленном состоянии без видимых причин.
Ed Hagen, антрополог из Вашингтонского государственного университета, работавший над книгой вместе с Andrews, заявил, что при решении сложных задач, некоторые симптомы депрессии положительно сказываются на его аналитических способностях. Правда сам он до конца не уверен, что это является достаточным основанием для подобного объяснения функций депрессии. "Люди находящиеся в состоянии депрессии часто не интересуются противоположным полом, не умываются, и даже иногда забывают сходить по нужде", - говорит Hagen. Также они значительно меньше "вкладывают в уход за детьми", что не может не сказаться на выживаемости потомства. Потери от неадекватного поведения во время депрессии, говоритHagen, навряд ли могут быть скомпенсированы возможностью получить "время для глубокого, ничем не нарушаемого размышления".

И все-таки, те, кто подвержен депрессивному состоянии, обладают повышенными ментальными способностями.
Joe Forgas, социальный психолог из Университета Нового Южного Уэльса (Австралия), постоянно демонстрирует эксперименты, которые доказывают, что подавленное состояние приводит к нахождению лучших решений в сложных ситуациях. Причины этого, по мнению Forgas, состоят в сложно переплетенной природе подавленного состояния и феномена познания: уныние вызывает "процессы обработки информации для выработки стратегии поведения в наиболее запутанной ситуации". Это дает объяснение тому факту, что подопытные в состоянии меланхолии (Forgas вызывал подавленность с помощью короткого фильма про смерть и раковые заболевания) более точно дают оценку степени правдивости слухов и вспоминают прошлые события, также у них ниже вероятность выбора стереотипной стратегии поведения.

Подобное "ускорение" сознания часто приводит к отменному креативному результату.
В опросе, проведенном психологом Nancy Andreasen среди 30 писателей, участвовавших в Конференции писателей в Айове, показано что 80% из них формально соответствуют диагностическим критериям различных форм депрессии. Похожий вывод следуют из биографических исследований британских писателей и актеров, выполненных Kay Redfield Jamison, профессором психиатрии в Johns Hopkins. Он показал, что успешные люди имеют в 8 раз более высокую вероятность возникновения основных депрессивных расстройств по сравнению со среднепопуляционным уровнем.

Мне кажется, что все эти исследования важны, прежде всего, для людей, подверженных частым депрессиям. Только одно осознание того, как депрессия улучшает их креативные способности, должно сделать их хоть немножечко счастливее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Оставить комментарий